Экспедиция на Алтай плоскогорье УКОК или «В поисках профит – камня».

Главная > Экспедиция на Алтай плоскогорье УКОК или «В поисках профит – камня».

Экспедиция на Алтай  плоскогорье УКОК или «В поисках профит – камня».

Герб горного АлтаяЧем меня задел Алтай я так и не понял до сих пор, неведомая сила меня тянет в горы Алтая. В этом 2013 году я уже второй раз посещаю благодаря «Чемал-тур» этот древний, наполненный множеством древних тайн заповедный край. Первая поездка была 29 июня 2013 года на Шавлинские Озера переходящие в сплав по р. Катунь. Вторую поездку я распланировал сразу по возвращению, на самой базе размещения на следующий день, перед возвращением в родные края. Ввиду того что сезон на Алтае короткий и завершается в августе, поэтому у меня выбора практически не оказалось – экспедиция на «Укок» было единственным вариантом из серии длительных.

Укок интересное и не похожее ни на что местечко. Представляет из себя степное плоскогорье, покрытое низкорослой монтаной- кустарником, редколесьем ближе к вершинам хребтов, и обилием горных речек берущих свое рождение из снегов с верхатуры гор  Укок. Вершины плоскогорья поднимаются до высот 3000 метров над уровнем моря, сами вершины неоднократно растярсены многочисленными землятресениями и представляют из себя больше огромные   холмы, скалистые выходы где представлены сколами на склонах, курмуниках (каменных осыпях) и коронками зубов на самых вершинах. Само плоскогорье окружено высокими горами такие как Белуха и другими массивными скалами высотой более 4000 метров, покрытых ледниками и массивными снегами, фактически образуя вокруг Укок кольцо из высоченных гор. Основания плоскогорья покрыты хвойными лесами лиственницы, кедра и ели. Причем деревья здесь достигают необычайно богатырских размеров – в несколько обхватов. В этом месте сходятся границы четырех государств. России, Китая, Монголии, Казахстана.

Как раз мне перед самой поездкой весьма кстати  пришли дивиденды на  QIWI c MMCIS  и MILL TRADE.

Карта Горного Алтая - Плоскогорье Укок - маршрут

И так сам поход – выезд на поезде, дневка в Новосибирском зоопарке, а вечером, отмахиваясь от новосибирских комаров ожидания автобуса на Алтай. На уже нам известную базу «Карона Катуни». На удивление автобус был полно туристами, на Алтай направились даже немцы, я спросоня в автобусе даже не понял – «что на нас немцы напали? Или кино снимают?». На самой базе нас ждала сырая погода, вышедшая из берегов р. Катунь и несколько туристов, ожидающих туры. Остальной автобус вытряхнулся на других базах отдыха, «матрасного типа», еще до начала самих гор, почти сразу после въезда на Горный Алтай. На нашей базе «Карона Катнуни» собрались люди на два тура, по численности нас оказалось всего четверо на Укок. Еще четверо людей были на другой тур с элементами сплава.

Нас подгрузили в «буханку» ПАЗ, и по «Чуйскому тракту» мы начали наматывать километры на ось, под хмурыми облаками, одеялом  прижавшие леса на скалистых холмах. Здесь все утопает в зелени, судьба не обделило здешние места влагой, реки, впадающие в Катунь раздуло от дождей и они вышли из берегов, даже зайдя в гости к гостеприимным местным жителям в подворье и огороды.  А мы покинув с. Барангол летели дальше. Проехали Семинский перевал – всегда хмурое и прохладное местечко на вершине горы покрытой кедровыми лесами,  далее перебрались через «Чике-таман» перевал, и по долине Яломана, характерной степной засушливостью и отсутствию лесов пронеслись к месту слияния Катуни и Чуи. Дорога проходил вдоль огромных высоких насыпей естественного происхождения  из речного песка и гальки, гальки размеров от привычной аквариумной до многотонных валунов округлой формы. Что за мощь протянула сюда столько грунта – остается тайной, хранимой местными краями. Сами горы – так же интересны, это и спрессованный песок и галька, зеленые «слойчатые» камни, бордовые слойчатые камни и твердыни из белого и розового гранита, озерцающие вечность миллиардами искорок – глаз из слюды вкраплений в структуру свою.

Чуйский тракт – практически единственная дорога, проходящая через весь Горный Алтай с северо -  запада на юго- восток к границе.

Горный Алтай - Барангол База Карона Катуни - туризм по Алтаю

Горный Алтай - Барангол База Карона Катуни - туризм по Алтаю

Горный Алтай - Перевал ЧикеТаман

Горный Алтай - Чуйский тракт - Далина Яломана

Горный Алтай - Чуйский тракт - Далина Яломана

Горный Алтай - Чуйский тракт - Белый Бом

Горный Алтай - Чуйский тракт - Белый Бом

Горный Алтай - Чуйский тракт - Белый Бом

Горный Алтай - Чуйский тракт

Чем дальше на восток тем меньше  растительности в горах, да и сами горы отступили внезапно – выстрелив стрелой асфальтовой ленты в чашу «Кош Агач», буквальная настоящая пустыня, покрытая песком, осколками камней, и пожелтевшей травой. Где-то в дали уже за синевой небес виднелись горы, над горами зависли дожди, а над долиной гуляли облака пыли гоняемые ветрами. Сам населенный пункт «Кош Агач» подвергся недавно сильнейшему землятрясению в 7 (семь) баллов, поэтому меня сразу удивило, что почти все дома здесь новые (заново отстроенные). Старые избы «мазанки» из бревна остались единицами. Некоторые дома были брошенными. Трасса ушла на юго-восток дальше, а мы свернули в проселок и уже выкатив за пределы селения полетели по грунтовке.

Дно «чаши» настолько плоское, что нашу «буханку» практически не трясло, только летели мелкие камни из-под колес. Возможно, здесь было когда-то огромное озеро, в ледниковый период. Просто невероятное огромное ровное разгуляй поле, редкие скотоводческие фермы, теплый воздух, поднимающийся с земли даже от травы миражами – ощущениями что впереди находятся водоемы с блестящей водой. По пути нас остановили пограничники. Приграничная территория. Застава, ребята в форме, автоматы, вышка, записали наши паспорта и мы поехали дальше, уже за приделы чаши. Сразу после заставы я обратил внимание что стало очень  холодно. Пограничники на что сказали – «в горах выпал снег». Этот снег мы вскоре и увидели. Как мукой покрыло холмы почти до самого основания, мы постепенно поднимаясь по грунтовке – также оказались в этом снегу. Стало еще холоднее. Суровость края еще более подчеркнуло себя. Полепив снежки и покрехтя от холода мы поехали дальше.

Горный Алтай - Чуйский тракт - южный Алтай

Горный Алтай - Чуйский тракт - южный Алтай

Горный Алтай - Чуйский тракт - южный Алтай - село Кош Аглы

Горный Алтай - Чуйский тракт - южный Алтай

Горный Алтай - Чуйский тракт - пограничный пункт

От трассы по грунтовке нам предстояло проехать 150 километров до села «Джезатор» (на карте село «Пермячи». Там же протекает река «Джезатор». У деревни своя небольшая электростанция от горной речки.  По середине деревни стоит вышка спутниковой связи, телевиденья и сотовый ретранслятор. Походу дела здесь связь ретранслируется — подается со спутника, а уже потом раздается по деревне. Сама деревня на удивление отличается от остальных населенных пунктов. Много домов еще советской коллективной постройки. Дома в большей своей части запущенные, без ограды, много квартир «барачного» типа.  Где дворы есть -практически нет аилов (национальная алтайская изба из шести углов). Как мне потом пояснили — здесь живут в основном алтайские казахи. Есть мечеть с серпом. Да и кладбище, только захоронения здесь необычные – в оградах, и каждая ограда покрыта крышей как верандой, на вершине веранды находится утолщение как «яблоко», к некоторым прикреплен серп.  Сама деревня засыпана валунами разных размеров, примерно один валун на 5-10 метров друг от друга. Жители смотрели на нас с большим удивлением как на диковинку. Особенно дети.

Горный Алтай -Южный чуйский хребет - в горах снег

Горный Алтай -Южный чуйский хребет - в горах снег

Горный Алтай -Южный чуйский хребет - в горах снег

На Конной базе нас ждали, как раз с маршрута пришла другая более ранняя команда. Люди ходили в двухнедельный самопальный тур, договорившись на предмет лошадей и сопровождающих. Поход у них был в сторону ледника «Ак-Тру». Мы как раз видели их лошадей, а всю оставшуюся ночь они пели песни и пили огненную воду, мешая нам спать. Для туристов на конной базе построены два больших гостевых дома, разделенных на несколько отдельных комнат, в каждой комнате несколько кроватей, печь, стол стулья. И даже есть электричество. Сразу контраст к предыдущему походу, где в Ачике у нас было все тоже самое только без электричества. Также нас ждала растопленная баня.

Как оказалось что проводник наш, веселая девушка, немного получила травму и не сможет пойти, а взамен нам дают другого человека, опытного местного «следопыта». Проводник Канай – местный житель. Вечером Канай к нам зашел, осмотрел нас, просил чтобы мы были трезвые на завтра, и пожелал спокойной ночи. Следующий день у нас начался с раскладки вещей по арчмакам, Аня (кто не смогла с нами пойти) помогла распределить груз, наш выход вопреки ожиданиям состоялся только после обеда, и все это время мы просто загорали на солнце. Выбрали коней. Канай помог распределить все вещи более компактно, повесил арчмаки по коням, привязал драйбеги. Меня удивило просто огромное число коршунов, летающих над деревней, рассиживающих на столбах. Я себе выбрал рыжего коня с короткой уздечкой сплетенной из разноцветных ниток всех цветов радуги — назвал коня «индейский конь», и решил с ним начать свой путь на Укок. Конюх не был против.

Неспешно мы выдвинулись. Кони чувствовалось были отдохнувшие, и мы весело пересекли деревню – перешли мост через Джазатор, отправились в сторону гор. Огороды – загоны для скота еще долго сопровождали нас по пути, до самых предгорий.

Горный Алтай -село Джезатор - конная база

Горный Алтай -село Джезатор - конная база

Горный Алтай -село Джезатор - конная база - Коршун на столбе

Горный Алтай -село Джезатор - конная база - кони у коновязки

Горный Алтай -село Джезатор - конная база - мой конь с индейской уздечкой

Горный Алтай -село Джезатор - конная база

Горный Алтай -село Джезатор

Горный Алтай -село Джезатор

Горный Алтай -село Джезатор

Горный Алтай -село Джезатор

Горный Алтай -село Джезатор

Вдоль одного из каньенов мы начали восхождение наверх повернув строго на юг. По каньену также протекает горная речушка, впадающая в р. «Джазатор». Эту речушку мы переходили дважды, округа вся сочится от влаги, гонные болота с черной землей и холодной водой сочащейся отовсюду. Кони как раз здесь получили первое свое чавкающее и брызгающее грязью препятствие, засасывающее ноги коней чуть ли не до колена местами. Первое восхождение было примерно на плюс 400 метров. После четырех часового перехода мы остановились на одной из площадоку в лесу. Лес из ливственниц разной толщины, в том числе и более чем в два обхата. Место с костровищем и удобным спуском к ручью.

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Алтайская Луна

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Алтайская Луна

Приготовили на кострике суп, аж с поджаркой на сковродке, запарили чифирманыча, и встретили первый лунный вечер уже в полноценном походе. Серебрянная тарелка Луны вышла из за скалы, на фоне леса осветила нашу стоянку. Первый ночлег нас к утру одарил богатым  инеем. Вся округа покрылась кристаллами льда, даже палатки, а на дне котлов образовался лед.

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Заморозок

Второй день мы продолжили путь после завтрака. Восхождение на верх по склону. По мере подьема, стало заметно, что лес начинает редеть и отступать массивностью. Больше стало кустарника. Постепенно грунт земли стал уступать уже каменистой насыпухе. Солнце уже поднялось и щедро обогрело нас озябших с утра. Еще выше лес остался позади, сменившис на ковер из монтаны (горной карликовой березы). Мы подняись на первые холмы плоскогорья Укок. Открылись виды на окаймляющие горы с севера этих краев. Мы же продолжаем путь на юг все вверх. Удивительно, что на верху, уже на высоте более 2000 метров над уровнем моря в изобилии есть горные болота, множество мельчайших ручьев. Под валунами и трещинах больших камней есть влага. И это все под постоянным солнцем. Мы приблизились к постоянным снежникам. Сугробы что еще с зимы здесь лежат и не думают таить. Местами шапки снега достигают 5ти метров, а по длине язык снега может быть и 100 метров. Из этого снежника и текут ручьи, какие по поверхности какие под камнями, выходя на поверхность уже гораздо ниже.

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Сгущеночка Сгушло

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок — гора Белуха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - гора Белуха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок — Перевал и туры на вершине

 

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - ПЕревал

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Высокогорные цветы УКОК-а, нетронутая природа цветет и радуется жизни

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Высокогорные озера, наполненные талыми водами со снегов круглый год.

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Самое удивительное, что если смотреть на горы снизу, то кажется что гора заканчивается там где видно край с небом – но это не так, поднявшись до одного края мы увидели следующую высоту – холм на холме, и так далее.

На самой верхатуре монтана- береза стала также редким явлением, пучки травы и месиво из осколков зеленых скал стали наполнять контентом болотистую округу. Изменился и ландшафт. Каменные осыпи стали появляться и на относительно горизонтальных поверхностях в виде больших трещин в земле и наполненных до самого края осколками – камнями скал, без единой травинки, как будто тут выкопали яму и насыпали камней специально, или здесь земля дала трещину и в нее нападали осколки скал. Все это напоминало языки – ленты – дракона. Чем выше мы поднимались тем больше эти «насыпухи» языки попадались на пути. На самом верху хребта перед нами уже на высоте 3000 метров открылся вместе с нашими ртами и фотоаппаратами сам вид плоскокогрья Укок. За спиной на севере гряда с величавой горой трезубцем Белухой – Южно Чуйский Хребет, а с юга горной грядой г. Найранмандал и г. Табын-Бордо-Ола по Южному Алтайскому Хребту. У меня как раз случилась первая напасть, по пути восхождения у меня раскрылся отсек батареек в фотике и «баты» покинули мой фотик отправившись вечно гостить в тихоря на священные земли Алтая. Пришлось использовать запаску.

 Вершина холма или горы, кому как удобно произносить практически без скал – везде раздробнная насыпуха разных размеров, как будто здесь прошло очен сильное землятресение, там сям снег, немного вжатой в грунт травянистой рстительности. Сами камни покрыты разными вида лишайниками. На этом месте люди уже успели сложит из камней высокие туры. Для нас небольшая фотостоянка и передых с операцией возвращения ртов в «закрытое положение».

Далее нас ожидал медленный спуск к синеватым высокогорным озерам, где мы и провели первый сухой перекус. Озера идеальной чистоты и без ветреной ряби, море цветов по берегам и травы, даже несмотря на то что мы спустились не так много. Деревьев намека – никакого. Только одна монтана. Чистейшая вода озер конечно тянет искупаться, но эти чистейшие купели никогда не прогреваются и холод в них близок к температуре снега.  Далее уже вдоль русла ручья что вытекает с этих озер мы продолжили спуск по канъену, продираясь через небольшие осыпи, кустарники, то вверх то вниз, и все под палящим нещядным солнцем без намека на ветерок. Перед нами открывались причудливые формы различных валунов, каменные отроги сколотых скал в каньене, все конечно напоминало сказку или какой то фильм про индейцев. Идеальная тишина, полустепь, скалы разных форм, и цвета сколов от черного до красного от белого до красного, покрытого разными формами растительности.  Сомбреро еще и не хватало, мучачос.

 В частности меня и спасла очередной раз моя шляпа от обжигания лица солнцем  — народ, кто был в бейсболках – подрумянился прямо как на курорте. Наши кони несли нас еле еле, милипиперным шагом, почти топчась на месте. Как – то ускорить переход не представлялось вообще возможным, кони просто не хотели идти быстрее. И так мы двигались до самого вечера. Каньен вышел на речку с белой белой как молоко водой – р. «Ак-Алаха». Река берет свои воды у подножья горы  Найранмандал. Мы повернули на право и пошли уже вдоль белой реки.  Здесь дно каньена было уже покрыто травой муравой, сколотых камней по тропе стало значительно меньше, поэтому удалось наконец-то разогнать наших лошадок до «рыси». Похоже здесь когда-то пасли скот, остались заброшенные помещения и обилие высоких злаковых и травы, выросших от помета скота, что здесь когда-то вырасщивался.

Стоянку вторых суток мы организовали на месте слияния Белой реки и одного из впадающих ручьев. В качестве дров на ура пошел ивовый кустарник. После такого длительного   перехода, мы понятное дело были еле живые, о конях и говорить нечего. Готовить из еды толком ничего не хотелось, не было сил. Сварили каши с тушенкой, запили чаем с коньячком и отправились спать. Конюх видя наши шатающие от усталости тени сказал что третий день будет «матрасным» или «дневка». Никуда мы не пойдем, и будем загорать – отдыхать. Полная Луна нам пожелала спокойной ночи.

Третий день – утро солнечное, снова нас встретил обильный иней по траве и палаткам. Наш конюх Канай с утра нам приготовил местного шашлыка на палке, проткнув плоский кусок вырезки палкой и растянув его как парс поперечными палочками. Мы удивленно весьма высоко заценили блюдо – весьма получилось сытно и вкусно. После чего понятное дело уже кушать не хотелось. Решив что в биваке просто так сидеть будет скучно – решили изучить рядом стящую гору – холм, поднявшись на нее. Пошли вдвоем с одним парнем из нашей экспедиции. Подьем на холм не представял сложности.

Насыппухи как таковой практически небыло, или была в перемешку с глинистым грунтом.   Поднявшись на одну горку, мы увидели что рядом есть выше – пошли на нее, чем выше поднимались тем больше нам открывался взор на Ак-Алахуи и нашу стояку, и заброшенное стойбище. Дали нам открыли снова скалистые отроги хребтов на юге. А в то время на солнце как раз загорала местная шапоншная живность – зверек «Байбак»или по простому суслик. Зверь очень осторожный уже издали включает передачу на максимум и играя коричневым мехом как шапка удаляется проч. Так мы поднялись через череду холмов на самую высь, откуда уже не было видно нашего бивака, да и сами холмы уже стали переходить в скалы – «зубы земли».

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок — Вершины Плоскогорья УКОК у реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вершины Плоскогорья УКОК у реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок — Вершины Плоскогорья УКОК у реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вершины Плоскогорья УКОК у реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок — Вершины Плоскогорья УКОК у реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вершины Плоскогорья УКОК у реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок — Вершины Плоскогорья УКОК у реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок — Вершины Плоскогорья УКОК у реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок — Вершины Плоскогорья УКОК у реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Нора байбака (фуфлика)

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Сам Байбак (фуфлик)

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Перевал и туры на вершине

Скалы очень древние, уже давно обвалились, оставив мне на обзор только самые остатки, покрытые трещинами, как зубы у стариков. Обломки скал валяются тут же, под оставшимися еще в вертикальном положении каменными  шпилями. Высотомер показал что мы поднялись на 2650 метров, когда лагерь был на 2100 метров. Спускаться вниз было лень след в след, мы спустились в первом же месте где на нашу прикидку показалось что можно спустьтся пешком. По началу так и было, приятная травинистая лужайка, спуск под 30 градусов, идем пешком, насыпухи нет. А потом резко стал возрастать уклон и уже без по-ползновения на заднице не обошлось. Подняли кучу пыли и грохота. Тапки на ногах уже сверулись в «восьмерки» подошвами – чудом не порвались. Первым делом – напились из реки, и плюват что вода там разбавлена чем то мело- подобным. Спасибо хранителю что фотики не разбили пока гулять ходили. Оказывается, что мы ушли от лагеря вниз по течению на добрый километр.

Тихий вечер проводив солнце мы окунулись достаточно быстро в прохладу горной ночной пустыни, вскоре вышла Луна.

На четвертый день мы продолжили конный путь. Канай нам рассказал что на это раз будет самый сложный переход, да и сам маршрут этот «Укок укророченный» считается один из сложнейших для туристов. Да и тот факт что этот маршрут мы вышли самыми первыми, до этого на Укок ходили по полному маршруту, и проходили по другим местам в части пути.

Наш пусть также проходил по Ак-Алахе по правому берегу реки вниз по теченю, продираясь через кусты на берегу реки. Меня все удивляло – как сюда к зимовьям охотников и пастухов доставляют строематериалы, здесь же дорог вообще – нету. Такие подьемы и спуски, тропинки по курумникам (осыпям) просто не дадут возможность привезти что то более менее массивное! Но тем не менее там там вижу куски шифера, кровельного металла, сетки рабицы.

Сложность четвертого дня перехода открылся уже не долго заставляя себя ждать – тропа уткнулась в курумник, под большим углом и прыгающей тропой. Здесь Канай нам сказал спешится. Коней мы повели уже за собой, перебираясь с камня на камень. Быстро запых-пыхались от чего. Это еще оказался самый простой переход пешком. Далее мы немного передохнув у реки, покушав черной смородины прямо с куста и напоив коней мы продолжили путь по валунам. Думать о конях было уже как то страшно, что он может оступиться и провалится меж камней. Тропинка, все время норовила исчезнуть из под ног, спрятаться за камнями или в изумрудной траве, а скалы все намекали о том что не прочь нас скинуть в бурные воды Ак-Алахи. В одном из мест скалы показали уже свою суровость без стеснения. Ровные склоны — бастионы из чистого гранита ждали нас впереди пути, а осколки этих непокорных  стен виде огромных в десятки а может  и в сотни тонн глыб преградили нам тропу. Здесь же я впервые увидел осину, как нового жителя этих краев. Канай – наш проводник по началу потерял, а потом нашел тропу под лапами огромной лапчатой ели. Здесь мы начали восхождения на гранитный город. Грантиные скалы не только нам преградили путь – сама река также оказалась стиснутой в гранитных мышцах, образовав там нехилые орущие водовороты и пороги.  Было видно, что гранитные твердыни  куда более стойкие чем горы из других пород. Гранит просто так не сдавался, да и откалывался ровными пластинами – бронестенами от основы горы.  Мы уже с дрожащими ногами, оступаясь и падая продолжали путь. Кони тоже были не рады. Уже практическивалясь с ног мы ползли вперед, а кони нас тыкали мордами в спину подгоняя или по инерции. У одного участника конь споткнулся и сорвался вниз в сторону от тропы, хорошо что все обошлось – конь цел остался.

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Шляпа

Перекус устроили уже в самом низу, под охраной трехсотлетних многометровых древних дендроидов – ливствениц. Пили воду прямо из речки и остужали стертые в огонь ноги. Там же я полностью спалив и стерев мозги об гранитную тропу примерил коню свою шляпу.

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вдоль реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вдоль реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вдоль реки Ак Алаха

Древние могильники — курганы неизвестных кочевников — скотоводов — охотников сложены из круглых камней со дна и берегов реки.

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вдоль реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вдоль реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вдоль реки Ак Алаха

 Далее наш путь уже пощадил нашу экспедицию, шли по ровной поверхности по берегу Ак-Алахи, здесь же начались древние захоронения в камнях из курганов, здесь же и продолжили появлятся заброшенные стойбища скотоводов. Захоронений было точно более десяти, так же было и на другой стороне реки. Наш лагерь мы разбили также на слиянии одного из бурных ручьев и Ак-Алахи. Канай привязал коней и ушел взяв удочки на рыбалку, а мы стали готовить ужин. Наша стоянка находилась под кронами старинных ливствениц необычайной толщины. Не деревья, а целые колонны растут из земли.  Немного погуляв я нашел один такой ствол колонну на берегу реки вынесенным на галечный берег уже без коры. Сколько может эта махина весить, остается только догадываться. Канай вернулся с уловом хариуса, сходил за рыбой дважды, а мы как на зло сварили впервые в походе рыбный суп. Долго смеялись, суп пришлось скушать, а рыбы мы посолили и пожарили. Второй день пира у нас получился выходит, только на сегодня пир стал рыбным.

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вдоль реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вдоль реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вдоль реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вдоль реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вдоль реки Ак Алаха

Горный Алтай  поход на плоскогорье Укок - Вдоль реки Ак Алаха

День  пятый – здесь уже стало понятно, что наш путь получает закругляющую основу. Мы на конях продираясь по кустам вверх по течению притока, где Канай вчера ловил хариуса на «мушку». В одном месте получилось даже  некоторым водным экстримом. Надо было перейти этот ручей в том месте, где огрмные гранитные валуны сжали его русло- из за чего уровень воды в ручье поднялся. Предварительно Канай и я покидали в воду те камни что удалось сшевелить вручную, потом Канай перешел сам бурный поток на коне. За ним я сам. Я удивился что мой конь меня стал слушаться без раздумываний в таких ситуациях. Мы перешли по брюшко этот ручей, Канай вернулся обратно,  и помогли перейти остальным людям эту водную преграду. Далее мы по еле заметной тропе через сочащийся от воды лес поднялись на склон холма. Здесь снова нас ожидал нежданчик в виде ловушек – земля со мхом подушками уютно покрыло камни валуны и промежутки между ними, а мы пошли по этом месту, разумеется проваливаясь по пояс под землю.  Я сам разок ушел, по пояс, но так как все в было мягкое и подо мхом, ничего серьезного не случилось. Коням проще оказалось, как в мультике про «Маслиницу», четыре ноги с двумя не в сравнение в плане устойчивости. Погода тем самым все еще нас радовала идеальным солнцепеком на удивление наше. Поднялись уже по безлесью на хребет перевала на высоту 3000 метров.  В середине подъема природа просто жила распустившись миллионами цветов и трав, а чуть выше  резко начала скуднеть изобилием. Монтана — горная березка уже начала краснеть желтеть- буреть- покрывая холмы акварелью разно-красок. Опять же нам просто невероятно подфартило с солнечной погодой.

На самой верхотуре холма или холмистой горы нас встретили теже самые разбитые и разбросанные судьбой камни, мало травие, прохладный ветер и идиальная тишина с видами на хребты, окружающих высоких гор севера и юга. На конях по такой поверхности из разбросанных расколотых камней с острыми кромками, пусть и покрытых лишаником, перемещаться не просто, очень медленно, да и все эти камни шатаются. Самое удивительное, что на этой высоте 3000  метров – среди камней есть глинистая почва. Откуда она тут – для меня загадка. Растительность очень бедная и вдавленная в землю, казалось бы еще недавно чуть ниже был целый заповедник из разнотравья. Еще одна удивительная особенность местной природы это пауты или слепни. Они от нас не отставали нинаминуту даже на самой вершине горы. Лезли к лошадям, к людям, пережидали на камнях и снова заходили в атаку. Вместе с паутами появились и пусть редкие  – комары. Организовали небольшой привал, перекусили, передохнули, повалялись в снегу и тронулись в путь. Но сделав несколько шагов –я не верю своим глазам – передомной открывается дивная картина – среди россыпей обломков камней находится кольцо из «белого камня» — горного хрусталя – сразу начинаю исследовать место и нахожу самые настоящие кристаллы карандашного типа. Вот он мой профит камень, с радостью я подумал схватившись за кристалл – минерал полностью прозрачный как стекло. Как этот волшебный камень оказался здесь в виде осколков среди других камней загадка еще та. Казалось бы что такое найти можно только глубоко в горе в пещерах, но не как на поверхности горы. Наш проводник далее нас провел по спине этой горы до места начала спуска. Шли по каменной гряде мы достаточно долго. Спуск тоже был не из легких. По началу мы как то пытались выбрать пусть полегче для коня, ведя его за собой, дальше же уже вымотались так, просто сползали по камням тупо вниз вместе с конями. Даже передыхи не могли помочь. Зелень монтаны и первое горное озеро встретило наши обмякшие от усталости тела. Далее мы шли уже по относительно ровной поверхности – склону холма – на вечер глядя, перемалывая тропинку с кустарником монтаны под копытами ставших коней, что никак не хотевшими идти быстрее. Наша цель был лес на северном склоне горы, по которой мы шли. В этих краях я заметил, что лес произрастает исключительно только на северных склонах гор. На южных склонах только пожухлая желтая трава. Лес их ливственицы, ели и кедра – стандартный в этих краях набор. К месту бивака мы пришли уже к закату солнца, здесь сразу после заката солнца становится весьма резко прохладно, любая одежда идет в зачет. Канай меня попросил помочь принести дров, мы на конях поднялись на склон с лесом в стороне от бивака и набрали немного сухостоя. Казалось бы, сухостой тянули лошади, о маневры между валунами, перелязанья между ними перетягиваяние застрявших веток-палок через кусты меня вымотали в ноль, до боли в голове и глазах. Одна радость удалось прокатится на другом коне – как никак разнообразие.  Легли спать фактически как покошенные, успев сварить  просто рисовую кашу добавив туда горох да кукурузу.

Шестой день обещал быть не очень сложным – выспались до тех пор пока само солнце не разогрело палатки и не выжарило  меня от туда по причине возникшей от прогрева духоты. Перекусив, мы выдвинулись дальше, Канай сказал что маршрут будет простой, всего перейти одну гору и спуститься к тому лесу, где стояли в первую ночь на начале пути. Так и вышло – восхождение было не сложным, высота не большая, не доходила до 3000 метров, ограничилась небольшими засыпями уже привычных зеленых и в лишайниках камней и древней осыпающейся каменной коронкой на вершине покрытой по периметру коронки золотистыми одуванчиками. Пока отдыхали на верху – Канай воспользовался появившейся уже здесь сотовой связью, а я покопашился в земле на предмет «а вдруг кристалл». Скажу, что белые камни здесь навалены в изобилии по всему Алтаю. Белые камни это минерал белого цвета, напоминающий кусок мрамора, но не имеющий слойчатую структуру. Камень если ударить то он сколется в любом месте как стекло, как я понял это что то вроде материнской основы горного хрусталя, где потом и начинают зарождаться сами кристаллы.  Эти белые камни я находил и в речках, и по берегам ручьев, и на «Шавлинских» озерах в курумниках. Все же с самими кристаллами остается загадка. Канай сказал что сами кристаллы найти можно только высоко в горах. В низу и на средних высотах кристаллов  нет.

Спускаясь вниз немного грустно от осознания факта возвращения, встретили кедровый лес с шишками. Сами шишки росли практически на расстоянии вытянутой руки (с лошади). Чем я и воспользовался, сорвал несколько шишек. Удивился, что шишки очень тяжелые, смоляные с ярко выраженным запахом кедровой смолы.   Мы уже перемещались по четкой натоптанной тропе другими туристами — путешественниками по Укок.  Здесь на этой стороне холма также монтана переливалась осеним багрянцем. Ниже лес уже стал более основательным частым и высоким, бьющий ветками по лицу. Вышли на тот ручей, что мы переходили первый раз и делали стоянку. На месте стоянки мы не стали останавливаться, так как там всю траву скушали уже или наши кони или другая конная группа. Место под бивак Канай показал  немного в стороне, удобная площадка под скалой с ровной поверхностью, со структурой камня как раз из слоеного формирования. Камни скалывались со скалы ровными «дощечками». Из этих дощечек я и сложил каменный столик у костра. Здесь же у костра я зазевался и накормил собой муравейник. Удивился как так может в одном месте быть аж пять муравейников.

Ночевка на седьмой день принесла дождь. Самый настоящий алтайский дождь Дождь тихий с переменным нарастанием активности и постепенным спадом, густыми облаками что застряли между гор на расстоянии вытянутой руки, тишины и шепотом капель по пологу палатки и по стеблям трав. Канай молча сразу растопил костер набрав сухих веток где то в лесу за пару минут. Замутили «чайковского», ожили. Тихо собрались и отправились в сторону деревни – ехать оставалось то совсем ничего. Только спуститься с горы да пройтись по полю, где местные жители убирают сено. Каная все переживал что его сорвали с уборки сена как раз в эти дни, а 25 го он уже сам знал что начнутся дожди.  На этот раз мы шли немного по другой тропинке спускаясь с горы, тропинка утоптанная по высокому лесу, идти было одно удовольствие, без болотного чавканья, как это было в первый день пути. Вдали показалось село «Джазатор», мы последний раз спустились спешившись с коней, держа их за повод. Перешли ручей и вышли на поле уже у села, где люди собрали скошенное сено и пасли скот.

Через деревню шли как то молча, люди с Канаем здоровались, кто видел нас. Пожалуй здесь ничего не изменилось – все также как и неделю назад. Как раз нам повезло очутиться здесь в воскресение так  в воскресение мы и вернулись обратно. На базе спешились с коней. Канай сухо сказал «снимаем арчмаки, драйбеги, седла не трогаем». И все наш поход закончился.



Один комментарий на «“Экспедиция на Алтай плоскогорье УКОК или «В поисках профит – камня».”»

  1. Xatik:

    Замечательный , интересный и познавательный рассказ, Алексей!
    Ты освежил еще одну мою мечту — побывать ан Укоке! Описываешь очень сладко, вкусно))
    Спасибо Алтаю, что он есть у нас! Омм мани падми хум!

Добавить комментарий